Историческая реконструкция средневековья в России: от истоков до наших дней

(материал подготовлен на основе интервью с военным историком Климом Жуковым, если не указано иное)

Зачатки реконструкции существовали еще в Российской Империи на правах развлечения для «сильных мира сего». Николай I, которого называли «последним рыцарем на престоле», стал одним из первых двигателей интереса к европейским средним векам в России. По его приказу экспозиции музеев пополнялись европейским средневековым оружием и доспехами. Его супруга, крещеная Александрой принцесса Шарлота, получила от мужа в подарок особняк в Петергофе, построенный в готическом стиле. В залах можно увидеть кубок, врученный победителю турнира 1830 года в потсдамском парке Сан-Суси в честь русской императрицы. Александра восседала на трибуне в средневековом платье и венке из белых роз, а герольд испрашивал ее позволения вызвать очередного рыцаря на ристалище. В 1842 году рыцарская карусель прошла и в Царском селе. В память об этом событии остался портрет императора в рыцарском доспехе с его прекрасной дамой кисти О. Верне.

историческая реконструкция в россии

В 1903 году прошел костюмированный бал-маскарад, участники которого вальсировали по залам Зимнего дворца в костюмах «допетровского времени».

Николай [Второй] рассматривал его не как обычный маскарад, но как первый шаг к восстановлению обрядов и костюмов московского двора. Придворные получили указание явиться на бал в одеждах XVII в. «Очень красиво выглядела зала, наполненная древними русскими людьми»,— записал Николай в своём дневнике[1]

русская реконструкция

Император Николай II и императрица Александра

Военно-историческая реконструкция была близка сердцу последнего русского императора. В 1906 году было организовано действо, посвященное Осаде Севастополя (1854—1855 гг.), в 1912 году — реконструкция в Санкт-Петербурге, воссоздающая Бородинское сражение. Празднования 300-летия дома Романовых в общих чертах отсылали к событиям 1613 года. Политическая подоплека такой ностальгической тоски по русскому средневековью начала двадцатого века лежит на поверхности. Современные исследователи интерпретируют эту любовь к прошлому в официальном государственном ритуале попыткой Николая II подчеркнуть свою близость к народу и напомнить, что дом Романовых был выбран Земским собором, и потому пользовался санкцией народа на правление. Как мы знаем, взгляд в прошлое не помог императорскому дому удержаться у власти.

Лица у руля государства сменились, но военная реконструкция продолжила существовать по меньшей мере еще десяток лет. В Воронеже в 1918 году было реконструировано взятие Азова русскими войсками и флотом (1696 г.). В 1920 г. состоялась реконструкция, воссоздающая штурм Зимнего дворца, приуроченная к его третьей годовщине. Именно эта реконструкция вдохновила режиссера Сергея Эйзенштейна на создание в 1927 году сцены в его фильме «Октябрь»[2].

Историческую реконструкцию на постсоветском пространстве принято возводить к 1976 году, когда Олег Соколов, в то время студент исторического факультета, начал собирать костюмированные выезды с друзьями на природу, посвященные Наполеоновской эпохе. Однако, к реконструкции средневековья его деятельность имела очень опосредованное отношение. Реконструкция средних веков появилась в СССР почти на десять лет позже, причем, в нескольких регионах практически одновременно и независимо.

В Санкт-Петербурге первым очагом реконструкции стал музей им. А.В. Суворова, а точнее, расположенный в его помещениях Военно-Исторический кружок под руководством Георгия Введенского (после реорганизации «Клуб любителей военно-исторической миниатюры»[3]). Сейчас многие клубы в России носят аббревиатуру ВИК перед названием, но в Советском Союзе военно-исторический кружок был ровно один, и потому названия еще не имел. В то время основной деятельностью клуба были тактические настольные игры – музей Суворова может похвастаться лучшей коллекцией оловянных солдатиков. Помимо собственно игры, члены клуба раскрашивали форму миниатюрных воинов – в строгом соответствии с историческими прототипами. Изучение материальной культуры – деталей обмундирования и амуниции – стало первым шагом к переносу баталий со стола в реальную жизнь.

В 1987 году в клуб вступили фехтовальщик Сергей Мишенев и кузнец Юрий Петров. Их творческий союз привел к тому, что в клубе неожиданно начали появляться бригантные наручи из линолеума и сведенные кольчуги. Руководство клуба инициативу не поддержало. В результате клуб раскололся на два лагеря – те, кто хотел продолжать передвигать солдатиков по столу, и группа приверженцев живых баталий. Участники клуба вынудили Георгия Введенского позвонить в комсомольскую организацию, и руководителем второй половины клуба назначили В. Прокопьева.

Практически в то же время, в 1988 году, в Москве был основан клуб «Русский Витязь» (с 1991 года - студия исторической реконструкции «Ратник»). Они появились как клуб реконструкции Первой Мировой войны, но в процессе обнаружили общий интерес к роману Вальтера Скотта «Айвенго», и участники решили расширить свою деятельность на средневековье. Стремление сразу делать хорошо и красиво привело руководителей клуба к трудам Анатолия Кирпичникова, советского археолога, специалиста по оружию и доспеху средневековой Руси.

В 1987 году в Свердловске был основан клуб «Рыцарский союз» под руководством кузнеца Александра Щербакова. В 1989 г. команда впервые приняла участие в XIII Международном рыцарском турнире в Польше в Голюбском замке. В 1990 году при клубе была создана «Школа Рыцарей и прекрасных дам»[4]. Клуб состоял в переписке с британскими историками, принимал участие в фестивалях на Украине и в Польше, но связи с отечественными клубами, видимо, не поддерживал.

В 1990 году Советский Союз готовился отмечать 750-летнюю годовщину со дня Невской битвы. Любители военной истории привлекли внимание комсомольской организации, и оттуда были выделены деньги на подготовку реконструкции похода Александра Невского от Новгорода до устья реки Ижоры. Половина группы должна была преодолеть часть 400-километрового похода по реке на лодках, а другая – верхом. Подготовка рекламировалась по всем средствам массовой информации, а сам поход освещался еще шире – и к его финалу вся страна не раз видела на экранах телевизоров кольчужные чулки, латные наручи и отфрезерованный на заводе трехкилограммовый меч Петра Васина, куяк Михаила Фокина, кольчугу с капюшоном Василия Милованова и конного знаменосца Александра Иванова. В числе участников стоит отметить выпускников отделения художественной обработки металла Андрея Зимина и Арсения Зеленцова. Эти фамилии в дальнейшем станут неотделимы от истории отечественной реконструкции.

В широком смысле реконструкция на постсоветском пространстве началась именно с этого похода. Достигнув Усть-Ижоры, все участники были так растроганы опытом погружения в легендарное прошлое, что решили не расставаться ни с прошлым, ни друг с другом. Так был основан санкт-петербургский клуб «Княжеская дружина» - руководителями стали Александр Иванов и Петр Васин.

В этот момент в клубе «Русский витязь» случилась смена власти. Чтобы распрощаться с руководством, часть клуба ушла в реконструкцию средневековой Европы в противовес русскому средневековью. В том числе потому, что в европейском средневековом доспехе можно делать то, что представляется сложной задачей в русском – бить товарища мечом, но не нанести ему слишком тяжелых травм. Воспроизведение материальной культуры эпохи Высокого средневековья Западной Европы показалось соклубникам сложной задачей, поэтому в качестве целевого региона была выбрана окраина – Ливонский орден.

В 1991 году произошел распад Советского Союза. Во времена политической неопределенности и экономического краха, вполне естественно, людям хотелось отвлечься от безрадостных перспектив настоящего. Тем временем в Саратове встретились бывший военно-морской боцман Александр Карамутов и на тот момент первокурсник Дмитрий Коровкин. Воодушевленные репортажами с Невского похода, они решили основать собственный клуб. По стечению обстоятельств, их логическая цепочка повторила в точности аналогичную у московских товарищей. Так появился саратовский «Ливонский орден» при местном ДК. По объявлению о наборе в клуб пришел, например, Сергей Уткин. Устроившись в этот же ДК на ставку, он официально возглавил организацию, а ее основателей оттуда выгнал. Клуб распался на два - «Ливонский орден» и «Стальное копье».

После Невского похода новые клубы реконструкции начали образовываться по всей России лавинообразно. В Белгороде появился клуб «Хранители истории», в Москве – «Скрамасакс» и «Паладин», в Туле – «Железная роза», и многие другие.

С развитием реконструкции по всей России естественным образом начали появляться и мероприятия, на которых жители разных регионов могли бы встретиться и обменяться опытом, - исторические фестивали. Один из первых был проведен в 1992 году клубом «Старые Витальеры», названным в честь виталийских братьев из Готланда. В 1993 и 1994 году в Белгороде состоялись первые турниры.

Первые бугурты проводились на базе тульского объединения каскадеров, из которого вышли Владимир Терехов и Олег Лукьянов, но организация турниров долгое время была довольно экспериментальной дисциплиной. На волне первых опытов в проведении соревнований по историческому фехтованию появился турнир «Меч России» на Сетуньском стане под руководством вице-президента Федерации исторического фехтования, руководителя объединения каскадеров «Мастер» Игоря Панина[5].

В 1996 году под Мариенбургом около Гатчины должен был пройти мультивековой фестиваль. Часть, которая получила название «Реконструкция средневековья», организовывал уже известный нам петербургский клуб «Княжеская Дружина». Главным развлечением должны были быть конные сшибки. Турнир стал переломным в истории средневековой реконструкции России не только потому что военного историка Клима Жукова ударили копьем в лицо. Организаторам фестиваля сразу стало понятно, что рыцарский турнир с применением древкового оружия необходимо проводить в замке, а средневековый замок у нас всего один – и находится он в Выборге. Так появился ежегодный Выборгский турнир.

Администрация замка очень полюбила «Дружину» – они дрались мечом, скакали лошадью и привлекали туриста – а потому комендант замка сразу же пригласила клуб проводить фестиваль в 1998 году. Единственным препятствием стал идейный руководитель Петр Васин. Он считал, что турнир неотделим от конных сшибок – к которым совершенно неприспособлен Выборг.

В результате было решено проводить сдвоенный фестиваль – первая часть представляла собой штурм крепости и проходила в крепости. Впервые в истории реконструкции была презентована строевая тактика с работой алебарды из-за строя щитов. Русское войско, к большому удовольствию франкофила Олега Соколова, потерпело сокрушительное поражение. Вторая часть фестиваля включала в себя скакание лошадью и проводилась в Пушкине. Благодаря усилиям оргкомитета (состоявшего из руководителей клуба и на тот момент студента истфака Клима Жукова), турнир наводнила пресса, и, как результат, туристы – к большому удовольствию администрации музея. Фестиваль было решено повторить.

В 1999 году уже отработанная схема была воспроизведена. Вновь идейный руководитель клуба Петр Васин желал видеть джойстинг. Политическая партия «Ратники Отечества» в рамках предвыборной кампании наняла «Дружину» провести конную часть фестиваля в городе Пудость, пообещав настоящий средневековый пир в конце. Организация со стороны партийных работников подкачала, мероприятие не удалось, и с тех пор фестивали переехали из Петербурга в Выборг на долгое время (пока упавшее знамя не перехватила группа «Доблесть веков» в середине 2010х).

Параллельно с Выборгским замком существовал фестиваль «Куликовская битва» в музее «Куликово Поле». Реконструкция сражения проводилась с незапамятных времен середины 80х гг., но с 1995 года к ней подключились, собственно, реконструкторы, привнесшие свежий воздух аутентичности в строи солдат-срочников с картонными мечами и в крашенных серебрянкой свитерах.

Популярность средневековой реконструкции росла, а вместе с ней и количество участников. В 2000 году на поле Выборгского замка вышли 400 рыцарей, в 2001 – полтысячи, а к 2004 году количество зарегистрированных участников уже составляло 1200 человек. Клубы тоже увеличивались в размерах. К примеру, в 1999 году Сергей Мясищев вступил в «Ливонский орден» вместе со всем клубом «Хирд». В 2002 году из клуба «Паладин» выделяется отдельный клуб исторического фехтования «Баярд» под руководством Сергея Уколова.

В конце 1990х годов началось разделение раннесредневековой и позднесредневековой реконструкции. Клуб «Княжеская дружина» разделился на викингов и несколько «копий» - в их числе Новгородское копье, которое превратилось в Польское, затем в Полоцкое и в результате – «Польско-литовское копье». В 2002 году выделилась комтурия «Тевтонский орден» под руководством Жана Багдасарова. Отдельные копья централизованно никак не управлялись, и внутри клуба воцарился хаос.

Викинги ходили в бугурты наравне с позднесредневековыми товарищами, но степень защиты раннесредневекового доспеха оставляла желать лучшего. Тогда появились идеи надевать скрытые элементы доспеха под элементы костюма. К счастью, осуществить этот замечательный план викингам не дали. Ассоциация Гардарика под руководством Андрея Афанасьева, Сергея Каинова и Алексея Барышева во имя аутентичности и снижения травматизма предлагает проводить отдельные мероприятия только для викингов. Ассоциация Гардарика привлекала тем, что вывозила клуб в Польшу на фестиваль в Волин, а потому с известной долей сопротивления участникам волей-неволей пришлось соответствовать предложенным стандартам историчности.

К 2004 году рыцарей тоже стало довольно много, и проблема аутентичности встала в полный рост и перед ними. В это время в «Ливонском ордене» уже существовала идея паспорта костюма, но собирать их организованно со всех участников такого крупного фестиваля как Выборгский замок, да еще и во время, когда интернет был далеко не у каждого, было едва ли посильной задачей. Допуски на фестиваль, еще весьма свободные, все равно отсекали часть участников – и те, кто не прошел аутентичную комиссию на Выборг, ехали на Куликовку. Туда брали всех.

В 2004 году первый раз в Выборге появляется основанный на два года ранее клуб «Берн», полностью состоявший из членов санкт-петербургского клуба «Моргиль» под руководством Евгения Стржалковского. Превосходящие силы некрасиво одетого противника легко смяли нарядное и очень историчное сопротивление швейцарцев - в недалеком будущем неоднократного мирового чемпиона в дисциплине «исторический средневековый бой». Мириться с этим было никак нельзя.

В 2005 году бубнеж про аутентичность настолько огорчил руководителя «Княжеской Дружины» Петра Васина, что он выгнал Клима Жукова и Сергея Мясищева. Через полгода из клуба ушло «Польско-литовское копье», «Английское копье», и клуб как большое объединение перестал существовать.

Клим Жуков и Евгений Стржалковский – молодые и амбициозные лидеры – мелких задач перед собой не ставили, и потому основали сразу две организации. Потому что могли. Первая из них называлась «Ассоциация Европейских Средневековых Боевых Искусств» (АЕСБИ) – на сегодня не существующая духовная прародительница ОФСОО ИСБ России. Неформальным объединением клубов стало содружество «Грандкомпания». В нее на равных правах вошли клубы «Армет», «Берн», «Братина», «Западная Башня», межклубное объединение «Ливонский орден», «Путь меча», «Нюрнберг» (под руководством Евгения Галушина) и другие.

В 2005 году был разработан первый регламент фестиваля с заявками, паспортами костюма с фото, и их наличие стало обязательным для всех участников. Начиная с 2005 года все исторические средневековые фестивали делала только «Грандкомпания». Координация деятельности уже довольно многочисленных реконструкторов в России и за рубежом осуществлялась с сайта ТожеФорум – крупнейшего интернет-портала по средневековой реконструкции в Европе.

Обе организации начали сдавать позиции в 2009 году. В каждом городе появилось по пять клубов и три фестиваля, контролировать этот процесс стало невозможно, и АЕСБИ канула в Лету, уступив место коммерческим организациям типа «Ратоборцев» в Москве и «Доблести Веков» в Санкт-Петербурге. «Грандкомпания» сосредоточилась на самих себе, на фехтовании и соперничестве с другими клубами. Началась миграция военной средневековой реконструкции в сторону спорта, который мы знаем сегодня как исторический средневековый бой, и все дальше от гражданской реконструкции.

Отдельной вехой в истории разделения железного спорта и гражданской реконструкции стал Дмитровский штурм. Споры о том, что случилось на территории музея-заповедника «Дмитровский кремль» на фестивале 9 марта 2008 года, кажется, не утихнут никогда. Отголоски этих споров можно почитать и на форуме реконструкторов «ТожеГород», и на форуме ролевиков «Манор». Сухие факты таковы: в результате дружеского бугурта наличие разрешенных колющих ударов и добиваний лежащего соперника привело к тому, что два участника штурма получили очень серьезные травмы – с проколотым легким уехал в больницу боец из Тулы, сегодня больше известный в реконструкторской среде как основатель «Черного отряда», и с подозрением на раздробление шейного позвонка московский участник из клуба «Рейнская рота». Впоследствии перелом позвонка подтвердился, бойцу сделали операцию.

В результате свод правил исторического фехтования, до тех пор довольно размытый, начал фиксироваться вокруг строгого запрета на колющие удары и технических требований к комплексу защитного вооружения. В том же 2008 году «Грандкомпания» выпустила документ «Хартия участников и устроителей имитаций массовых сражений на военно-исторических мероприятиях развитого средневековья», очень напоминающий современные правила HMBIA (Международной ассоциации исторического фехтования, организации, курирующей «Битву наций»). Корпус правил и их закрепление в статусе обязательных для всех номинаций исторического фехтования постепенно привели к тому, что исторический средневековый бой начал оформляться в виде спортивной дисциплины. В 2010 году чемпионат мира в Хотине (Украина) только закрепил его статус. Международный турнир «Битва Наций» в первый год собрал участников лишь из четырех стран – Россия, Белорусия, Украина и Польша. К 2019 году это число вплотную подобралось к сорока национальным сборным.

Реконструкция в России, ее появление и развитие – тема весьма противоречивая. Многие исследователи не проводят границы между двумя субкультурами – любителями ролевых игр и реконструкции – что вызывает отчаянные возражения со стороны представителей обеих групп. Существует мнение, что реконструкция, как и исторический средневековый бой, появились из ролевого движения – что может быть правдой для одних клубов, но несправедливо для других. Современная реконструкция – как совокупность огромного количества направлений от индеанистов до наполеонистов, от Римских легионеров до реконструкторов Великой Отечественной войны, любителей исторического танца и организаторов балов – может показаться и вовсе попыткой искусственно объединить под удобным термином всех практиков экспериментальной истории. События последних десяти лет – особенно ужесточение контроля за изготовлением и хранением макетов огнестрельного оружия – поставили под угрозу развитие отдельных направлений, к примеру, реконструкцию стрелецкого войска и мушкетеров. Оценить, какую роль в популяризации средневековой реконструкции сыграет развитие железного спорта – исторического фехтования – и коммерческих фестивалей, таких как «Битва на Неве» или «Времена и Эпохи», предстоит только в будущем. Однако, несомненно, историческая реконструкция средневековья в России на сегодня – международно признанный и уважаемый феномен, видимый в мировых масштабах, и заслуга в том принадлежит всем перечисленным выше, и еще большему количеству клубов России, которые оказались выпущены из поля зрения этой статьи.

 

[1] Уортман Ричард. Властители и судии. Развитие правового сознания в императорской России. М.: Новое Литературное Обозрение, 2004. 520 с.

[2] Драчева Елена Леоновна Историческая реконструкция как основа формирования нового турпродукта // Современные проблемы сервиса и туризма. 2014. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/istoricheskaya-rekonstruktsiya-kak-osnova-formirovaniya-novogo-turprodukta (дата обращения: 26.04.2020).

[3] 30-летие Военно-исторического движения в Санкт-Петербурге http://www.museum.ru/N27778

[4] Щербаков А. Военно-исторический клуб "Рыцарский союз" http://www.parabellum.vzmakh.ru/n10_s7.shtml

[5] Будагян Э. Меч России. Ежегодный слет клубов исторического фехтования России и соседних стран http://www.hist.ru/rossmech.html