«Живая история» - достоверная реконструкция

Нередко в реконструкции можно услышать выражение «живая история» или living history. Что оно означает? Сегодня в субкультуре укоренилось понимание ливинг хистори как наиболее приближенной к реалиям прошлого, самой аутентичной, достоверной реконструкции. Фестивали живой истории – мероприятия элитарные, с заданными хронологическими рамками, ограниченным доступом для зрителей, ориентированные на погружение участников в быт обозначенной организаторами эпохи. Это узкое толкование соседствует с общепринятым пониманием, а именно, с коммерческой реконструкцией.

Изначально термин living history обозначал костюмированные шоу и анимированные музейные экспозиции – развлечения для публики. Живая история создавалась для зрителя, основной ее задачей было представить события прошлого в виде театрализованного представления. Музеи и парки развлечений использовали историю для привлечения туристов, а значит, и дополнительного дохода. Да, в основе подхода ливинг хистори лежит личный опыт как ключ к пониманию событий и реалий прошлого, но путешествие во времени совершает не участник, а зритель – при содействии актеров или сотрудников музейной экспозиции.

Начало XIX века в Европе было отмечено разрушительными военными походами Наполеона – военной кампании невиданного доселе масштаба. Война затронула тысячи людей, и естественное желание поделиться переживаниями с современниками и соотечественниками стало основным мотивом к созданию первых военных реконструкций. В 1817 году – всего через два года после битвы при Ватерлоо – более тысячи ветеранов наполеоновских войн сошлись в Лондонском саду Vauxhall Gardens, чтобы воспроизвести ход сражения для зрителей. Спустя семь лет, в 1824 году, тот же сад стал сценой для поставленного Дж. Х. Амхёрстом шоу живой истории. Двухчасовое представление состояло из трех актов. Массовые кавалерийские атаки с применением реалистично воссозданного клинкового оружия и маневры сопровождались холостыми выстрелами, вспышками света и театральными спецэффектами[1].

Возможно, если бы не удачный выбор места проведения, военные шоу так и остались бы уделом ветеранов и их семей, но Воксхолл Гарден был местом элитарным и популярным. Сады могли похвастаться сезонным количеством посетителей приближавшимся к 140 тыс. человек, а отдельные представления и концерты могли собирать до 20 тыс. человек единовременно[2]. Разношерстная публика включала в себя как английскую знать, так и простых лондонцев, и особенно туристов с материка. Регулярные реконструкции вошли в перечень достопримечательностей Лондона весьма прочно, и не воспринимались как экстравагантное времяпрепровождение, а существовали на одних правах с театром. От последнего их отличала массовость, небольшая доля профессиональных актеров в составе участников и сценарий, основанный на реальном историческом событии.

Этнографические «живые» музеи, представляющие быт и облик народов колоний, тоже были нередким развлечением метрополий. Мировая выставка 1867 года в Париже могла похвастаться экспозициями экзотических для европейцев стран – Японии и Китая. В 1885 году в центре Лондона открылась настоящая японская деревня. В специально выстроенном стеклянном павильоне на нескольких улочках умещалась добрая дюжина лавок и заведений. Лондонцы могли прогуляться по торговым рядам, посмотреть на ремесленников за работой – изготовлением зонтов, вееров, традиционных японских гравюр и эмалированной посуды – перекусить в японской чайной или посмотреть театральное представление. В деревне для публики был открыт обычный японский дом и даже небольшое святилище[3].

Обитаемая экспозиция оказалась полезным инструментом для привлечения внимания публики, и музеи быстро взяли ее на вооружение. В 1880 году король Оскар II открывает выставку под открытым небом в Осло (в 1901 году вошла в Норвежский музей Национальной Культуры). Музей представлял собой несколько средневековых зданий, включая церковь XIII века Голь Став. Церковь была перенесена в Осло и, как утверждается, собрана из аутентичных средневековых материалов.

церковь голь став

Церковь Голь Став, XIII век. Внешний вид церкви лег в основу дворца в диснеевском мультике «Холодное сердце». 
Фото Peulle, источник: wikipedia.org

В 1881 году Артур Хазелиус основал парк «Скансен» недалеко от Стокгольма, вдохновившись норвежским примером. Его музей воссоздавал образ шведской деревни и считается родоначальником всех фольклорных экспозиций Европы[4] (вплоть до того, что название «скансен» стало нарицательным для живых открытых экспозиций Старого и Нового света). Сотрудники занимались собиранием и реконструкцией народного костюма, танца и традиционных ремесел. Фольклорный музей, сохранявший живую национальную традицию, конечно, преследовал не только просветительскую цель. Его миссией было пробудить в шведах интерес к собственному наследию, национальную гордость, и противостоять культурному и политическому влиянию Франции.

персонал музея

Персонал музея в 1896 году. Источник: wikipedia.org

Меценаты, чье имя не нуждается в длинных представлениях: Джон Рокфеллер и Генри Форд – тоже руководствовались стремлением пробудить сознание американцев к их великому прошлому. Колониальный Виллиамсбург (1928) и Деревня Гринфилд (1933) были основаны под патронажем Рокфеллера и Форда соответственно и преследовали общую цель. Американские магнаты лелеяли идею о легендарной Великой Америке времен Войны за независимость и индустриальной революции и хотели передать тот же патриотический пыл своим согражданам. Легкий путь к сердцу публики, по их мнению, лежал через опыт взаимодействия с «настоящей историей» и через глубокое погружение в мир прошлого. Развитие гуманитарной науки в начале XX века увело традиционное академическое понимание о историческом процессе как смене череды правителей и войн, и внимание исследователей обратилось к «социальной истории» - той, что создавалась руками простых людей – земледельцев, фермеров, рабов, женщин и наемных работников. Музеи живой истории с их упором на повседневную жизнь обычного человека отлично соответствовали изменившимся приоритетам академии.

Колониальный Виллиамсбург и сейчас считается образцовым музеем живой истории, на который равняются экспозиции не только на Американском континенте. Виллиамсбург был основан в 1633 году как укрепленный форпост против индейских набегов (или как аванпост завоевания земель коренных американских племен – термины взаимозаменяемы), и в 1699 году стал столицей штата Вирджиния. Незадолго до этого, в 1693 году, в нем был открыт колледж Уильяма и Мэри. Закрытое общество колледжа «Пси Бета Каппа» спустя два века и пригласит Рокфеллера посетить город. Благодаря финансовой поддержке мецената началась глобальная реставрация исторических зданий и археологические раскопки[5].

В результате к трехсотлетней годовщине со дня основания города были восстановлены восемьдесят восемь зданий исторического центра. Рокфеллер поставил перед музеем задачу «воссоздать и интерпретировать колониальную жизнь[6]» точно так, как она выглядела за 200 лет до начала индустриальной эпохи. В основу всей деятельности научных сотрудников легла проблема аутентичности – наиболее достоверного воссоздания Америки XVII века. Над реконструкцией образа колониальной эпохи трудилась команда археологов, историков и музейных сотрудников.

Несмотря на то, что музей занимается историей Нового времени, проблемы, с которым сталкивается костюмер Бренда Руссо, легко узнаются и реконструктором средних веков. По словам сотрудницы, в идеале, для создания реплики предмета одежды должно сохраниться три вида исторических свидетельств. Во-первых, это само изделие. Во-вторых, современные ему изображения, как носили подобное платье в XVIII веке. В-третьих, письменные источники – дневник владельца или описания очевидцев. В коллекции музея хранится тридцать подлинных комплектов одежды 1730-1800 гг., и все костюмы персонала – включая обувь, головные уборы и аксессуары – создаются по историческим прототипам.

К сожалению, идеальные условия недостижимы даже для крупного музея с большим штатом специалистов и внушительным бюджетом. К примеру, настоящие предметы гардероба второй половины XVIII века, изготовленные в Америке, до наших времен попросту не дошли. Большая часть образцов одежды взята из метрополии, и нет никаких свидетельств, каким образом их могли носить в Вирджинии. Другая сторона той же проблемы – насколько оригинальный костюм отражает внешний вид эпохи в целом. Хорошо сохранившиеся детали костюма, как правило, были пожертвованы музею владельцем или его потомками – а это ограничивает круг дарителей довольно узкой прослойкой хорошо обеспеченных людей, и никак не способствует воссозданию костюма простолюдинов. Как утверждает сама специалист по костюму, для большей исторической правдоподобности было бы неплохо одеть большинство сотрудников экспозиции чуть-чуть победнее[7].

колониальный виллиамсбург

Колониальный Виллиамсбург, музей живой истории. Автор фото: Харви Баррисон. Источник: wikipedia.org

Несмотря на усилия команды историков и портных, работающих над костюмами, отклонения от исторического оригинала неизбежны. Как и любой работодатель, музей отвечает за жизнь и здоровье сотрудников, а значит, должен соблюдать и все требования санитарной и пожарной безопасности в ущерб аутентичности. Эта проблема выходит на первый план, когда речь заходит о работе в кузнице или других потенциально опасных производствах. В музее есть Комитет Одобрения Костюма, который выносит решение о том, насколько допустимо отклониться от исторической правды в деталях костюма или материалах. Кроме того, комитет ответственен за составление инструкции к костюму, которая включает в себя мельчайшие детали вплоть до способов ношения шарфа, принятых в колониальную эпоху.

Другой живой музей, деревня Гринфилд, входит в комплекс со скромным названием «Генри Форд» и вместе с ним представляет собой один из крупнейших музейных комплексов мира. Он был построен с нуля, и ставил перед собой просветительские задачи. Музей воссоздает совсем недавнюю по историческим меркам эпоху –  век великих открытий американских изобретателей, конец 1800х годов. На территории музея воссоздана мастерская братьев Райт, собраны оригиналы и реконструкции производственных станков рубежа столетий, первые автомобили с подробной информацией о истории каждого изобретения. Кроме того, ежегодно музей становится площадкой для крупномасштабных реконструкций Гражданской войны[8].

В 1980е кресло директора музея деревни Гринфилд занял Гарольд Скрамштадт, который решил полностью изменить концепцию по образцу Колониального Виллиамсбурга, открыл новый комитет по историческому исследованию и изменил рекламную кампанию музея. Устаревшая идея «возвращения в старые добрые времена», бравшая начало в том самом мифе о Старой Доброй Америке, уступила место серьезному историческому подходу. Музей сфокусировался на воссоздании жизни в городе времен индустриальной революции[9].

Иерархия сотрудников музеев в основном похожа. Большая часть людей, которых посетители видят на улицах живой деревни – волонтеры. Музей организовывает для них обучение и прикрепляет к опытному наставнику. Роль ментора выполняет специалист по музейному делу и сохранению наследия с опытом работы на экспозиции. Над ними стоит штат историков, археологов, и администрация. Иногда работа в музее включает в себя проживание на месте – тогда вахта работника может составлять несколько месяцев. В случаях, когда музей предлагает театрализованные представления, роль ключевых лиц могут играть профессиональные актеры.

stoneage center ertebølle

Центр каменного века Ertebølle. Источник: visitdenmark.com

колониальный виллиамсбург

Курт Смит в роли молодого Томаса Джеферсона, Билл Паркер в роли пожилого Томаса Джефферсона. Колониальный Виллиамсбург.
Источник: wydaily.com

Сегодня практически каждая страна Европы и мира предлагает свой вариант этнографического музея живой истории, и их специализация варьируется от каменного века (Stoneage Center Ertebølle в Дании) до Викторианской Англии[10]. К примеру, изюминка стран Скандинавии – музеи викингов. Богатое историческое наследие и относительная сохранность поселений времен раннего средневековья позволяет разместить музей, что называется, непосредственно на месте событий – исторических сражений или рядом с раскопами поселений. Набор развлечений для посетителей большинства средневековых экспозиций приблизительно одинаковый – мастерские ткачей и гончаров соседствуют с кузницами и водными мельницами, а тур в прошлое венчает пир в местной корчме.

Презентация с официального YouTube канала музея

Страна легенд Lejre – живой музей на 43 гектарах земли. До него легко добраться поездом из Копенгагена и погрузиться в 10 000 лет истории Дании, как утверждает официальный веб-сайт музея sagnlandet.dk Отдельные секции экспозиции посвящены истории с каменного века до девятнадцатого века. Основанный в 1964 году музей может похвастаться деревней викингов с самым большим королевским залом в Дании.

живой музей  lejre

Фото с официальной страницы Facebook facebook.com

поселение бирка

Источник: visitsweden.com

Недалеко от Стокгольма, на острове Бьёркё в озере Меларен, находится поселение Бирка. Во времена викингов Бирка была не только первым поселением шведов, но и важным центром международной торговли. Сегодня большую часть острова занимают археологические раскопы – здесь обнаружены больше тысячи захоронений знатных воинов, и курганы несут бесценную информацию о военной культуре эпохи раннего средневековья.

поселение викингов бирка

Источник: visitsweden.com

Город викингов Фонтевикен в Швеции живет своей жизнью изо дня в день. Музей был основан в 1995 году. Сосредоточиться на периоде раннего XII века его создателей вдохновила крупная битва, случившаяся на этом самом месте в 1134 году. Реконструкторы могут приехать и встать лагерем у городских стен или поселиться в одном из тщательно воссозданных домов музея. От жителей требуется лишь беспрекословное подчинение правилам музея и свой костюм. Городок может похвастаться доступом к воде – и, как следствие, собственным драккаром. Население города обеспечивают необходимым четвероногие и пернатые жители – овцы, куры, низкорослые исландские лошадки.

город викингов фонтевикен

музей фонтевикен

Источник фото: официальный веб-сайт. fotevikensmuseum.se

 Страница музея в Фейсбук: facebook.com/fotevikensmuseum/

Деревня Фонтевикен – исключительный пример сотрудничества музеев с любителями-реконструкторами. Как правило, экспозиции живой истории не поощряют посетителей приходить в своем костюме. Центр Средних Веков в Дании пишет на сайте:

«Огромные усилия направлены на то, чтобы все, что мы делаем и показываем, было как можно более аутентичным. У всего, что вы видите в Средневековом Центре, есть исторический источник.

Таким образом, мы обычно не разрешаем посетителям носить их средневековый костюм.

Наши гости не могут отличить других посетителей в костюме от интерпретаторов музея[11]».

Исключение делается только для маленьких детей (потому что попробуй переубеди принцессу, что она не может пойти в замок в платье, или попробуй заяви юному воину, что он не сможет взять свой маленький лук со стрелами) или по отдельному разрешению администрации. Чтобы его получить, посетителю придется отправить специалистам-историкам фотографии и описание своего комплекта по почте заранее.

Официальная презентация Центра Средних Веков. Источник: middelaldercentret.dk

Когда речь заходит о живой истории европейского средневековья, невозможно обойти вниманием французский проект – замок Геделон. Строительство в департаменте Йонна уже два десятка лет ведется по средневековым технологиям. Поучаствовать финансово может любой желающий – просто купив входной билет в музей. Рабочие места в замке тоже всегда в избытке – проект принимает и обучает на месте волонтеров с разным уровнем заинтересованности в средневековой истории и непростом ремесле масона.

замок геделон

Внешний вид замка, фото с официального сайта. guedelon.fr

Успех музея Геделон вдохновил инвесторов повторить проект в лесах Арканзаса. Так появился замок Озарк, по задумке воссоздающий французскую крепость XIII века. К сожалению, строительству не суждено было продолжиться - и в 2012 году музей объявил о поиске новых инвесторов, который продолжается по сей день.

замок озарк

Фото с сайта onlyinyourstate.com

Интерес к средневековой Европе в США нестабилен, тем удивительнее, что в пригороде Сиэттла раскинулась небольшая, но вполне процветающая деревня, время в которой остановилось на отметке 1376 года. Деревня состоит всего из нескольких строений – жилой дом, таверна, магазины ремесленников, мельница и кузня. Дополняет ландшафт средневековой Англии поле для турниров.

средневековая деревня

Ежедневные хлопоты прерывают фестивали и праздники, в честь которых в деревню съезжается знать, актеры и менестрели, и простые зрители. В это время для публики открываются магазины одежды, книг и сидра, который делают прямо на месте. Однако, большую часть года музей предлагает образовательные экскурсии и семинары по предварительной записи. Как утверждает сайт музея, миссия деревни - лучшее понимание связи исторических событий и современного общества.

деревня

Фото из официальной группы Facebook facebook.com/camlannvillage/

В России, пожалуй, одним из самых любопытных музеев, экспозиция которого простирается на тысячелетия в прошлое, можно будет назвать парк «Федюхины высоты». Расположенный недалеко от Севастополя, он охватывает самые значительные вехи истории Крымского полуострова. Прием в гладиаторы, например, ведется в римской крепости I века, а реконструированное генуэзское поселение предлагает островок мирной средневековой жизни перед погружением в жестокий мир Крымской войны. В настоящий момент работа в музее кипит – укладывают мостовую дороги, ведущей в римскую крепость, собираются редуты, строится парковка и комплекс современных зданий – информационный центр, тир и кафе. Открытие запланировано на осень.

римская крепость

Римская крепость

генуэзское поселение

Генуэзское поселение.

оборона севастополя

Экспозиция «Оборона Севастополя»

Источник всех фото: facebook.com/feduhy

Но полное и беспрепятственное погружение в средние века для современного человека – едва ли выполнимая задача. Проблема музеев живой истории в том, что сам их подход основан на развлечении посетителей и подаче информации в такой форме, чтобы она пробуждала интерес гостей к самостоятельному исследованию. Музей не может воссоздать жизнь предков во всей своей полноте, и допущение и экстраполяция будут присутствовать даже в самом серьезном учреждении. Само название должности музейного работника – интерпретатор – говорит о том, что образ, который посетитель видит в музее, не более чем одна из трактовок внешнего вида прошлого на основе научных исследований, доступных нам сегодня.

Не стоит забывать и о том, что история человечества – не летопись об одних лишь достижениях цивилизации, техники, науки и просвещения. Она написана мечом и кровью ничуть не в меньшей степени, чем гусиным пером и чернилами. Стоит ли воспроизводить ужасные события прошлого? Если да, как их трактовать? С точки зрения победителя или побежденного? Эти вопросы – источник постоянной головной боли для музейных работников. Так, например, большой скандал вызвала идея реконструировать аукцион рабов в колониальном Виллиамсбурге в 1994 году. Несмотря на то, что работорговля – общепризнанный и широко известный факт, мнения публики на тему, стоит ли ее воссоздавать в музее на правах образовательного мероприятия, разделились.

Другой пример – реконструкция плавания Джеймса Кука, которая записывалась для телеканала BBC. Реплика корабля XVIII века, оснащенная командой из волонтеров, совершила плавание по маршруту знаменитого морехода под пристальным наблюдением видеокамер. Несмотря на то, что новоявленным морякам не предоставили даже костюмы, плавание оказалось непростым для современных людей, многие из которых не имели большого опыта управления парусником. Один из волонтеров написал впоследствии мемуары о плавании с говорящим названием «Кораблик ужасов». Он описывает, что добровольцы, желавшие погрузиться в историю Великих Географических Открытий, что называется, с головой, серьезно обсуждали возможность телесных наказаний на корабле, а еще так уж ли необходимо воспроизводить недостаток продовольствия оригинальной экспедиции, и насколько отсутствие угрозы для жизни мореходов представляет собой препятствие для полноценного реконструирования[12].

Первый эпизод сериала

Пример музеев живой истории показателен. Даже имея в распоряжении огромный бюджет, штат профессионалов и подлинное пространство колониального города, они сталкиваются с трудностями в воссоздании истинного облика прошлого. Новые открытия постоянно обновляют запас наших знаний, а значит, постоянно открываются новые горизонты исследований, не иссякает пространство для совершенствования и образования. Музеи собственным примером доказывают, как экспериментальный метод – при всех его несомненных преимуществах – не может дать ответ на все вопросы, которые ставит перед нами история, но может показать в доступной форме существующий объем знаний и зародить интерес будущих исследователей в еще неисхоженных тропинках давно канувших в прошлое эпох.

 

 

[1] Tait, P. (2016). Fighting nature: Travelling Menageries, Animal Acts and War Shows. https://doi.org/10.2307/j.ctt1dt00vp

[2] Источник: vauxhallgardens.com

[3] Bennett, T., Cortazzi, H., & Hoare, J. (2006). Japan and the Illustrated London news : complete record of reported events, 1853-1899 . Folkestone, Kent: Global Oriental.

[4] Allison, D. (2016) Living History: Effective Costumed Interpretation and Enactment at Museums and Historic Sites. Rowman & Littlefield

[5] Goodwin, W. (1930). THE RESTORATION OF COLONIAL WILLIAMSBURG. The Phi Beta Kappa Key, 7(8), 514-520. Retrieved March 16, 2020, from www.jstor.org/stable/42914255

[6] Цит. По SHUKLA, P. (2015). LIVING HISTORY: Colonial Williamsburg. In Costume: Performing Identities through Dress (pp. 165-200). Indiana University Press. Retrieved March 16, 2020, from www.jstor.org/stable/j.ctt16gzhzm.9

[7] Там же.

[8] Swigger, J. (2014). The New History at an Old Village. In "History Is Bunk": Assembling the Past at Henry Ford's Greenfield Village (pp. 143-168). Amherst; Boston: University of Massachusetts Press. Retrieved March 16, 2020, from www.jstor.org/stable/j.ctt5vk0x6.11

[9] Swigger, J. (2014). The New History at an Old Village. In "History Is Bunk": Assembling the Past at Henry Ford's Greenfield Village (pp. 143-168). Amherst; Boston: University of Massachusetts Press. Retrieved March 16, 2020, from www.jstor.org/stable/j.ctt5vk0x6.11

[10] Достаточно большой список самых значительных музеев в Европе: livinghistoryarchive.com

[11] Источник: middelaldercentret.dk

[12] MCCALMAN, I. (2004). The Little Ship of Horrors: Reenacting Extreme History. Criticism, 46(3), 477-486. Retrieved February 12, 2020, from www.jstor.org/stable/23127328